Инструменты пользователя

Инструменты сайта


ашваганда

Ашваганда

Ашваганда – это трава и популярная пищевая добавка. Она обладает нейропротективным, противораковым действием, увеличивает потенцию, а также может предотвращать тревогу.

Общая информация

Withania somnifera, широко известная как ашваганда, является травой, используемой в Аюрведе. Ашваганда означает «Запах лошади», что обосновывается наличием у свежего корня лошадиного запаха. Народные поверья гласят, что употребление этой травы дарует силу и мощь лошади. Ашваганда является адаптогеном. В первую очередь, это растение употребляют благодаря его способности предотвращать тревогу. Успокаивающее действие ашваганды является также синергетическим с алкоголем. Трава может снимать проявления бессонницы, стресса на фоне депрессии. Ашваганда может значительно снижать концентрацию кортизола и вызванные стрессом иммунодепрессивные реакции. Помимо снижения уровня стресса, ашваганда может улучшать физическую выносливость как у людей, ведущих сидячий образ жизни, так и у спортсменов, снижая уровень «плохого» холестерина. Ашваганда может улучшать формирование памяти, может способствовать положительной динамике в течении болезни Альцгеймера, однако необходимо провести больше исследований для более точного выявления эффектов ашваганды при болезни Альцгеймера. Необходимы дополнительные исследования для определения механизма действия ашваганды. Ашваганда традиционно рекомендуется пациентам, больным раком. Важно отметить, что нет конкретных доказательств того, что ашваганда может лечить рак у людей. Однако это растение является отличным средством для снижения иммунодепрессии. Оно также может облегчать боли при химиотерапии, одновременно снижая стресс и усталость. Ашваганда не должна использоваться для лечения рака, но может выписываться в рамках адъювантной терапии, то есть употребляться в качестве вспомогательного средства.

  • Другие названия: Withania Somnifera, индийский женьшень, запах лошади, зимняя вишня, Solanaceae
  • Не путать с Withania coagulans (другое растение)

Интересно отметить:

  • В то время как экстракт корня ашваганды, по-видимому, является практически нетоксичным на данный момент, высокие дозировки изолированного витаферина А (противораковая молекула) обладают токсичностью; в худшем случае, токсичные дозы в 4 раза выше терапевтической дозировки, что тяжело достигается с помощью экстракта корня
  • Существует недостаточно доказательств лекарственных взаимодействий с ашвагандой и ферментов P450.

Представляет собой

  • Адаптоген
  • Средство для снятия стресса
  • Средство из Аюрведы
  • Средство для увеличения производительности

Ашваганда Хорошо сочетается с:

  • Terminalia arjuna для увеличения физической работоспособности
  • Индукторами Nrf2/ARE (куркумином или силимарином из расторопши пятнистой) для индукции активности HO-1 и антиоксидантного эффекта
  • Ингибиторами ERK/p38 (химиотерапевтический эффект)
  • Ингибиторами Notch2/4 (химиотерапевтический эффект)
  • Препаратами типа СИОЗС (для уменьшения одержимости)
  • Транквилизаторами типа ГАМК (включая алкоголь)

Особенно полезна:

  • При тревожности
  • Для увеличения фертильности (мужской)

Плохо сочетается с:

  • Ингибиторами JNK (блокирует химиотерапевтические свойства ашваганды)
  • Ингибиторами MAO (может подавляться ингибирование, вызванное MAOI)

Ашваганда: инструкция по применению

Наименьшая эффективная дозировка для разового приёма ашваганды составляет 300-500 мг. Оптимальная дозировка составляет 6000 мг в день, разделённая на три приёма (по 2000 мг). В то время как дозировка в 300-500 мг является эффективной в большинстве случае, более низкая дозировка в 50-100 мг может быть эффективной лишь в некоторых случаях, например, для уменьшения иммунодепрессии, вызванной на фоне стресса и увеличения тревожности. Экстракт корня ашваганды является предпочтительной формой ашваганды для употребления в качестве добавки. Ашваганду следует принимать во время еды. При употреблении один раз в сутки принимайте её во время завтрака.

Источники и состав

Источники и использование

Withania somnifera (из семейства solanaceae) является высоко ценимым в Аюрведе лекарственным растением, его также называют ашвагандой, хотя её ещё называют королём Аюрведы,1) индийским женьшенем (не связан с обычным женьшенем), а также зимней вишней.2) Трава классифицируется как rasayana в аюрведической медицине в связи с общеукрепляющим действием, по-современному этот эффект можно назвать адаптогенным, траву также можно классифицировать как bhalya (увеличивает силу) и vajikara (является афродизиаком).3) Название ашваганда переводится буквально как «запах лошади», что, как полагают, связано с двумя основными причинами: сам корень напоминает запах лошади, кроме того, корень, по своим эффектам, «наделяет силой и мощью лошади». Помимо перечисленных целей, траву традиционно используют в качестве обезболивающего, вяжущего, спазмолитического и иммуностимулирующего средства; помимо этого, оно используется при лечении воспалений, рака, стресса, усталости, сахарного диабета, сердечно-сосудистых заболеваний,4) в то время как его адаптогенный эффект проявляется в усиленной форме у лиц со стрессом, вызванным бессонницей, слабостью, нервным истощением. Ашваганда также обладает иммуностимулирующим эффектом со свойствами подавления факторов, вызывающих снижение иммунитета на фоне стресса.5) Ашваганда является высоко ценным лекарственным растением, в народной индийской медицине используется для лечения широкого спектра заболеваний, как правило, в первую очередь, связанных со стрессом, нарушением иммунитета (на фоне стресса, тревожностью и депрессией (на фоне стресса), при лечении рака и воспаления; это растение не проявляет токсичности при употреблении экстракта его корня вместе с пищей.

Состав

Ашваганда (корень, если не указано другое), как правило, включает в себя:

  • Стероидные лактоны витанон (сухая масса корней – 5,54+/-0,4 мг на г и 18,42+/-0,8 мг на г листьев6)), 27-деоксивитанон (1,63+/-0,2 мг на г в листьях и 3,94+/-0,4 мг на г в корнях), 27-гидроксивитанон (0,50+/-0,1 мг на г сухой массы листьев и корня)
  • 5,6-эпокси стероидные лактоны витаферин А7) (22,31+/-1 мг на г сухой массы листьев и 0,92+/-0,4 мг на г в корнях) и 17-гидрокси-27-деокси-витаферин А (3,61+/-0,5 мг на г сухой массы листьев и 0,66+/-0,2 мг на г корня)
  • Витанолидного типа 6,7-эпокси стероидные лактоны преимущественно в форме витанолида А[15] (корень при 3,88+/-0,7 мг на г, листья при 2,11+/-0,5 мг на г), а также B-D;8) также существую варианты как 27-гидрокси-витанолид В (0,55+/-0,2 мг на г корня и 2,78+/-0,5 мг на г сухой массы листьев)
  • Витанозидного типа стероидные лактоны, обычно витанозид IV (0,44+/-0,1 мг на г сухой массы корня и 1,60+/-0,2 в листьях[14]) и VI (1,90+/-0,2 мг на г в листьях и 3,74+/-0,2 мг на г в корнях), хотя существует до 19
  • Диэпоксидные варианты витанолидов, например, 5β,6β,14α,15α-диэпокси-4β,27-дигидрокси-1-оксовита-2,24-диэнолид9)
  • Хлорированный вариант витанолида, например, 27-ацетокси-4β,6α-дигидрокси-5β-хлоро-1-оксовита-2,24-диэнолид и витанолид Z10)
  • Гликозиды витанолидов, которые относятся к ситоиндозидам (или гликовитанолидам)11)
  • 12-деоксивитастромонолид при 2,15+/-0,5 мг на г в листьях и 1,90+/-0,5 мг на г в корнях
  • Физагулин (3,46+/-0,4 мг на г в листьях; не обнаруживается в корне) с вариантами (4,16-дигидрокси-5β,6β-эпоксифизагулин D) и гликозиды(27-О-β-d-глюкопиранозифизагулин D12))
  • Ашваганданолид (димер витаферина А, связанный с серными соединениями, который разрушают эпоксидные молекулы или «тиовитанолид»), такая же молекула, только с сульфоксидом (сульфоксида витанолид) 13)
  • Вискозы лактон В14)
  • Другие сульфатированные стероидные лактоны
  • Кемпферол при 0,06 мг на г (сухая масса плодов, не обнаруживается ни в корнях, ни в листьях)15)
  • Нарингенин при 0,50 мг на г сухой массы плодов (не обнаруживается ни в корнях, ни в листьях)
  • Катехины при 12,82 мг на г (корни), 19,48 мг на г (плодов), 28,38 мг на г сухая масса (листья)
  • Галловая кислота при 0,18 мг на г сухой массы листьев (не обнаруживается в корнях и плодах)
  • Фенольные кислоты, например, сиринговая кислота (0,30 мг на г в листьях), p-кумаровая кислота (0,80 мг на г в листьях), ванилинвая кислота (0,15 мг на г сухой массы листьев), бензойная кислота (0,80 мг на г в листьях)
  • Производное 1,4-диоксана (2,5-диоксо-3-тетратриконт-3′-энил-1,4-диоксан)16)
  • β-ситостерол и стигматерол, а также каждая молекула глюкозида17)
  • Тригонеллин (1,33+/-0,3 мг на г в листьях)
  • Пальмитиновая кислота в листьях (3,55+/-0,5 мг на г сухой массы[14]) и корне (1,18+/-0,2 мг на г сухой массы)
  • Олеиновая кислота в листьях (0,71+/-0,1 мг на г сухой массы) и корне (0,39+/-0,1 мг на г сухой массы)
  • Линолевая кислота в листьях (1,52+/-0,2 мг на г сухой массы) и корней (1,31+/-0,2 мг на г сухой массы)
  • Линоленовая кислота в листьях (4,38+/-0,5 мг на г сухой массы) и корне (0,15+/-0,1 мг на г сухой массы)

Отмечается также содержание полисахаридов в корнях (196 мг на 20 г сухого корня), которые состоят на 65% из сахаров (52% арабинозы, галактозы 22%, 18% глюкозы, 6% рамнозы и 2% фукозы), на 22% из протеинов и на 9% из уроновой кислоты. Кислотный гликопротеин 28kDa также присутствует в корнях ашваганды,18) который обладает ингибирующим действием на гиалуронидазу. Ашваганда является источников витанолидных структур, которые являются либо стероидными лактонами (четыре базовых кольцевых стероидных структур с пятью углеродными лактоновыми группами в правой верхней части), либо их гликозидами. Это, пожалуй, основные компоненты (а также особенные именно для этого растений), в то время как они могут быть биоактивными полисахаридами. Витанолиды присутствуют во всех растениях семейства паслёновых, из которых Withania Somnifera (ашваганда) характеризуется наивысшей концентрацией.19) Также ашваганда характеризуется наличием фенольных соединений, достигая 17,8-32,6 мг на г сухой массы,[26] что сравнимо с содержанием флавоноидов: 15,49-31,58 мг на г сухой массы; в обоих случаях, в листьях отмечается самая высокая концентрация, а в корнях – самая низкая (в плодах – средняя). В 80% спиртовом экстракте содержание флавоноидов в корнях составляет примерно 530+/-80 мг на 100 г (эквивалент кверцетина) и 520+/-60 мг на 100 мг в листьях.20) Также сообщается о высокой вариабельности в количестве активных витанолидов в питательных добавках, что вызвано отсутствием стандарта по содержанию порошка корня. Несмотря на отсутствие стандарта, количество активного витанолида А (в качестве основного ингредиента) и витаферина А составляе 1% сухой массы листьев (с незначительным содержанием в корнях) Withania Somnifera. 50% спиртовой экстракт корней, как было отмечено, содержит витаферин А (17+/-4 мг на 100 г), витанозид VI (24+/-3 мг на 100 г), витанозид IV (79+/-5 мг на 100 г), физагулин (103+/-3 мг на 100 г), 27-гидроксивитанон (22+/-2 мг на 100 г), витанолид А (1340+/-6 мг на 100 г), витанон (315+/-5), 12-деоксивитастрамонолид (23+/-3 мг на 100 г), витастрамонолид (17+/-2 мг на 100 г), витанолид D не обнаруживается.21)

Физико-химические свойства

Витаферин А, по-видимому, более растворим в этаноле, чем в воде; при хранении в стандартных условиях 90% спиртовой витаферин А на 90% является стабильным через 6 месяцев и на80% стабильный спустя год.22)

Варианты и препараты

Существует препарат под названием Mamsyadi Kwatha, который включает ашваганду наряду с ятаманси (Nardostachys jatamansi) и Parasika Yanavi (Hyocymus niger) в пропорции 4:8:1; он используется для лечения психических расстройств.23)

Молекулярные мишени

Виментин

Изначально отмечалось, что витаферин А может необратимо деградирующим образом влиять на белок 56kDa в клетках HUVEC,24) позже выяснилось, что этим белком был виментин, являющийся промежуточным веществом;25) таким образом, это белок, участвующий в заживлении ран, подавлении рака и метастазов. Витаферин А состыковывается с аминокислотами Gln324, Cys328 и Asp331 (изначально считалось, что необходима привязка к Cys328, но выяснилось, что это не является необходимым); и хотя эта связь per se не блокирует агрегацию виметина в тетрамере (вовлечён в механизм его действия), он способствует изменению его связывания, вызывая фрагментацию и деполимеризацию. Витаферин А также может участвовать в фосфорилировании серина 56 на виментин (в концентрации 250-500 нм), который фосфолириуется до полго распада,26) а С3 углерод на А-кольце витаферина (два атома углерода между эпоксидными и кетоновыми группами) являются кристичными для подобного фосфорилирования; это фосфорилировании было выявлено in vivo условиях при инъекциях 4 мг на кг массы тела мышей с опухолью молочной железы. Снижение виментина не связывают с пониженным уровнем клеточного белка вплоть до хронической инкубации; оно может происходить при низких наномолярных концентрациях, снижая содержание виментина в зависимом от концентрации и времени образе, предполагая наличие селективности.27) Витаферин А также может уменьшить индуцированное TGF-β увеличение виментина (в диапазоне 500-1000 нм), хотя не отмечается факта того, что TGF-β предотвращает увеличения уровней мРНК виментина, а также не снижает общие уровни мРНК виментина. Витаферин А, по-видимому, напрямую связывается с виментином, вызывая его деградацию. Снижение уровня виментина считается одним из главных механизмов воздействия витаферина А, так как он лежит в основе протеасомного ингибирования (который, сам по себе, является основной для многих протираковых механизмов); он также является базовым элементом подавления метастазов и ангиогенеза. Отмечается, что связывание виментина не является уникальным, так как множество промежуточных филаментных белков также подвергаются схожему взаимодействию с витаферином А, хотя они являются менее чувствительными (требуется 4 мкм кератинового гетерополимера IF или KIF для индуцирования распада; 1 мкм периферина (PF) и нейрофиламентного триплет белка (NIF)); ингибирующие эффекты виментина (несмотря на свою необратимость во время совместного выдерживания) являются обратимыми спустя три часа после удаления витаферина А из среды. Из-за воздействия на все четыре промежуточных филаментных белка (KIF, PF, NIF и VIF) наблюдается нарушение микротрубочек и формирование микрофиламентов в цитоскелете клетки, а также увеличение актиновых стрессовых волокон при 2 мкм витаферина А.28) Похоже, что все промежуточные филаментные белки подвергаются схожему с виментином воздействию (хотя виментин более чувствителен), высокие уровни витаферина А отрицательно влияют на клеточную структуру и целостность; этот факт говорит о разумности непревышения наномолярных концентраций витаферина А, так как низкие концентрации (100-500 нм) являются селективными для виментина, но не для других IFP.

NF-kB

NF-kB – это локус, отражающий воспаление и клеточную выживаемость, находящийся в неактивном состоянии за счёт ингибитора IkB (напрямую предотвращает NF-kB от активации). IkB может фосфорилироваться за счёт IKK (IkB киназы), высвобождая NF-kB, что свидительствует о полоижтельном влиянии IKK на активность NF-kB.29) Сам по себе IKK – это комплекс двух субъединиц, а именно IKK-альфа и IKK-бета, и регуляторной субъединицы, известной как NEMO (основной модулятор NF-kB), который иногда называется IKKc.30) IKK-бета имеет в достаточном количестве собственные ресурсы, чтобы стимулировать фосфориляцию IkB, ингибируя формирование IKK-бета и NEMO; это механизм считается достаточно новым для подавления NF-kB. Витанолид А показал прямую состыковку с NEMO в так называемом «связывающем кармане»; энергия составила -9.44 ккал на моль, в первую очередь, за счёт Glu 89, что является кристичным для связывания NEMO с Ser 733 от IKK-бета,31) и витанолид А также является связанным с Glu 99, будучи вовлечённым в связывание с Phe 92, Leu 93, Phe 97 и Ala 100 (все они вовлечены в связывание NEMO с IKK-бета, один только Arg 101 является вовлечённым, не подвергаясь воздействию витанолида А), хотя они являются довольно неустойчивыми в стимуляции типа MD. Витанолид А, как уже было отмечено, напрямую связывается с NEMO, препятствуя взаимодействию NEMO с IKK-бета; всё это может привести к снижению активации NF-kB. Впоследствии, более слабая активация NF-kB приведёт к снижению клеточной выживаемости опухолевых клеток и увеличению других индуцирующих апоптоз агентов. Витаферин А также может ингибировать активацию NF-kB, вторичную по отношению к ингибированию деградации IkB-альфа (ингибитор, деградация которого необходима для высвобождения активного NF-kB), которая за счёт блокирования IKK-бета (действует с целью распада IkB-альфа за счёт фосфорилирования) является вторичной по отношению к MEK1 / ERK со значением IC50, равным 250 нм, достигая ингибирования в 95%.32) Это мощное ингибирование за счёт MEK1 / ERK предотвращается за счёт специальных восстанавливающих агентов, которые, как считается, действуют с помощью реакции тиоалкилирования между лактонной и цистеиновой группами на протеины (теоретически такое может происходить и со стероидными лактонами, так как данный процесс активен и по отношению к лактоновым группам33)). Тем не менее, как минимум одно исследование показало, что ингибирование NF-kB (а также подавление воздействия Akt) частично предотвращается в момент, когда виментин удаляется из клетки. Витаферин А подавляет NF-kB за счёт другого механизма (увеличивая воздействие от MEK1 / ERK, который подавляет IKK-бета и предотвращает IKK-бета от высвобождения NF-kB от его ингибитора (IkB-альфа); считается, что это связано с модификацией протеинов MEK1/ERK за счёт прямого тиоалкилирования, в котором также участвует виментин).

20S протеасома

Витаферин А, как было обнаружено, ингибирует активность, подобную таковой у химотрипсина, у кроличьей 20S протеасомы (IC50 составляет 4,5 мкм) и изолированные раковые клетки в простате (5-10 мкм).34) По-видимому, кетоновая структура витаферина А является обязательно (90% ингибирование при 10 мкм было снижено до 30% в момент снижения кетоновой структуры) схожа с тем, как целастрол участвует в ингибировании протеасомы;35) было отмечено, что ингибирование при максимальных концентрациях (10 мкм) проявляется достаточно слабо, когда происходит непосредственное ингибирование каталитической активности (каталитическое ингибирование было измерен при 340+/-80 при 0,5-10 мкм для витаферина А; для сравнения, прямое протеасомный ингибитор эпоксомицин достигал 44510+/-7000 при 10-75 нм). Витаферин А известен как связующее звено специфической каталитической бета субъединицы 20S протеасомы при Thr1, что приводит в её ингибировании за три часа инкубации, причём максимальное ингибирование в 30-60% происходит через 6 часов; концентрация витаферина А, вызванная этим процессом, была установлена уровне 10 нм и была сравнима с бортезомибом. Касательно проявления протеасомного ингибирования, оно не происходило при 0,1 до 1 мкм, эти дозы признаны неэффективными.36) Витаферин А, как известно, ингибирует деятельность протеасомы in vitro, показывая прямую привязку к 20S протеасоме, как правило; тем не менее, прямое связывание витаферина А не приводит к сильному ингибирующему действию на активность протеасоме в общей активности (происходит даже при низких концентрациях), являясь минимальным. Промежуточная агрегация филаментных белков влияет на работу протеасомы,37) способность витаферина А ингибировать протеасому значительно снижается в клетках, которые не экспрессируют виментин; это предполагает, что биологически релевантный механизм для протеасомного ингибирования, вторичного по отношению к деградации виментина. Деградация виментина, как считается, объясняет ингибирующие протеасомные действия витаферина А. Ингибирование протеасомной деятельности, как известно, может вызывать накопление целевых белков (в нормальном состоянии – деградируют), включая Bax, IkB-альфа, p27 Kip1. Одно исследование (с использованием злокачественной мезотелиомы плевры или MPM клеток) показало, что ингибирование протеасомы из 10 мкм витаферина А сопровождалось (ожидаемо) понижением огромного количества антиапоптотических белков; также отмечается увеличение тиоредоксина редутазы 1 (в 3,46 раз), TFG-бета индуцированного белка 68kDa (в 2,37 раз), TIMP2 (в 2,2 раза) и CARP-1; CARP-1 - это белок, участвующий в подавлении роста клеток, который имеет решающее значения для проявления свойств предотвращения роста витаферина А. Ингибирование протеасомы было подтверждено in vivo, когда 4-8 мг витаферина А на кг массы тела мышей были внутрибрюшинно введены (связано с ингибированием роста опухоли на 54-70%). Протеасомное ингибирование подавляет уровни многих белков, однако, по-видимому, может и увеличивать уровни ряда белков; один из таких белков, CARP-1, связан со свойствами подавления роста витаферина А в раковых клетках. Это протеасомное ингибирование было утверждено в качестве актуального in vivo после инъекций витаферина А.

Антиапоптотические белки

Витанон, как отмечается, имеет сильное (-19.1088 кДж на моль) сходство с белком, известным как сурвинин, в частности, в области BIR5;38) сурвинин является антиапоптозным белком в раковых клетках; его ингибирование позволит усилить процесс апоптоза в раковых клетках. Существует также ещё один родственный белок под названием морталин (белок теплового шока из семейства Hsp70, регулирующий пролиферацию и стрессовый ответ39), находится в избытке в раковых клетках40)), что в комплексе с p53 изолирует его в ядре, увеличивая его активность в нормальных клетках, однако может вызывать устойчивость раковых клеток к химиотерапии. Витанон также может связываться с морталином, как и в случае с сурвинином; связывание происходит с сегментами морталина, которые MKT-077 (известные как лиганды морталина[69]) связывает с Phe 272 и Asn 139 (кольцо лактоновой группы витанона); также могут осуществляться связи с Asp277 и Arg284 со связующим энергическим показателем, варьирующимся от -5,99 до -6,60 кКал на моль.41) Витанон может быть прямым ингибитором как сурвинина, так и морталина, непосредственно связываясь с ними; и так как раковые клетки в условиях воздействия этих белков становятся более устойчивыми, то ингибирование этих белков позволит раковым клеткам легче погибать.

Aurora A

TPX2-Aurora A – это комплекс, образованный между белком Aurora A и белком шпинделя TPX2 (после того, как TPX2 высвобождается из импортинов альфа и бета по GTPase RAN); так как этот комплекс предотвращает PP1 от негативного регулирования геномного воздействия Aurora A;42) Aurora A является онкогенным, который, как правило, является гиперактивным при раке шейки матки, молочной железы, поджелудочной железы,43) поэтому ингибирование Aurora A (или ингибирование активности TPX2, вызывающее непрямое ингибирование Aurora A[77]) может считаться терапевтическим при различных видах рака. Ашваганда проявляется апоптотические свойства для ослабления раковых клеток в моменты, когда TPX2 не активна за счёт siRNA; при всём при этом, витанон показал прямое полугибкое состыковывание (показатель энергетического связавания, равный 7,18 кКал на моль) за счёт водородных связей His 280 у Aurora A,44) который является остатком, связывающимся с TPX2,45) другая часть молекулы витанона связывается с Arg 180 и Thr 288 у Aurora A;[78] в конце концов, это (и некоторые возможные взаимодействия напрямую с TPX2 у Phe 35 и Lys 83) ингибируют комплексное формирование и снижение активности TPX2-Aurora, это было подтверждено in vitro с витаноном (15 мкг на мл) за счёт меньшей активации гистона H3 (цель Aurora A) и комплексного формирования за счёт иммунопреципитации. Витанон предотвращает комплекс Aurora A и TPX2 от формирования за счёт физической блокировки их взаимодействия, и так как эти два белки не могут соединиться, они не влияют вместе на геном; в конце концов, это приводит к снижению их активности; учитывая тот факт, что Aurora A является веществом, способствующей развитию опухолей, то снижение её деятельности является терапевтическим свойством при раке.

Протеинкиназа С

Протеинкиназа С, как отмечается, состыковывается как с витаноном (показатель энергетической состыковки равен -22,57 кКал на моль) и витаферином А (показатель энергетической состыковки равен -28,47 кКал на моль), что приводит к её ингибированию; двое присоединившихся к протеинкиназе С вещества подвергаются каталитической реакции,46) а ингибирование затрагивает клетки кожи.47)

Hsp90

Белки теплового шока (HSP) – это маленькие внутриклеточные сигнальные белки, которые известны в качестве шаперонов, они вовлечены в оказание помощи сгибания и установления других белковых структур.48) Из них Hsp90 является одним из наиболее важных и обильных белков теплового шока (1-2% общего числа белков в клетке в условиях отсутствия стресса); за её пределами он может поддерживать структуру «клиентных» белков с теми, которые являются «клиентами» Hsp90, включая рецептор андрогена, p53, Raf-1, Akt среди более, чем 100 других.49) Многие клиенты Hsp90 обычно избыточно экспрессируются во время рака, поэтому ингибирование активности Hsp90 считается терапевтическим в условиях рака.50) Он может ингибироваться путём блокирования ко-шаперонов (необходимы другие белки шапероны для формирования активного Hsp90 комплекса «супершаперонов»51)), и основным ко-шапероном является цикл деления клеток белка 37 (Cdc37).52) Витаферин А, как было отмечено, ингибирует воздействие Hsp90 в раковых клетках поджелудочной железы. Витаферин А также связывается с Hsp90 (показатель энергетической состыковки равен -9.10 кКал на моль и ингибирующей константой в 214,73 нм), что ассоциируется с водородными связями, прежде всего, Asp102 и частично Asp54, с силовым воздействием Ван-дер-Ваальса между различными аминами (Leu48, Asn51, Asp54, Ala55, Leu107, Ala111, Val136 и Phe138), которые не являются связывающими звеньями для Cdc37. Выходит, что связывание витаферина А структурно нарушает процесс, при котором Cdc37 связывается с Hsp90, который вызывает ингибирование комплексного формирования. Hsp90 – это белок теплового шока, который индуцируется в ответ а стресс, помогая в формировании и поддержании других белков в клетке; для эффективного функционирования требуется ко-шаперон; является гиперактивным в раковых клетках; витаферин А, по-видимому, может незначительно ингибировать связывание Hsp90 с ко-шаперонами, ингибирующими его функции.

Фармакология

Сыворотка крови

У мышей, принимавших отдельно 10 мг витаферина А на кг массы тела, значение Cmax, составившее 8,41+/-1,4 мкг на мл было достигнуто спустя 3 часа вместе с полураспадом через 7,1+/-1,2 часов и общим АУК, равным 55,01+/-8,4 мкг в час на мл. Водный экстракт ашваганды (0,046% витаферина А и 0,048% витанолида А), которые мыши принимали перорально в дозировке 1000 мг на кг массы тела привело к быстрому достижению значений Cmax, равных 16,69+/-4,02 нг а мл (витаферин А) и 26,59+/-4,47 нг на мл (витанолид А) при Tmax, равной 20 и 10 минут соответственно. Их соответствующий период полураспада составил 60 и 45 минут со значения АУК в 1673,10+/-54,53 нг в час на мл и 2516,41+/-212,10 нг в час на мл.53) Существуют очень ограниченные фармакокинетические данные о приёме ашваганды, но, кажется, что пероральное употребление водного экстракта ашваганды приводит к изменению концентраций основных биоактивных веществ в крови в низком наномолярном диапазоне; нет данных касательно спиртового экстракта.

Распределение

Объём распределение витаферина А, как отмечается, составил 0,043 л, и среднее время пребывания составило 6,52 часов.

Минеральное бионакопление

Ашваганда, как отмечается, может снижать бионакопление кадмия в организме, если кадмий составлял 0,1% от общего рациона куриц в течение 28 дней; употребление ашваганды помогло снизить бионакопление кадмия на 81% (в печени) и на 55% (в почках) уже через две недели;54) мощь ашваганды является сравнимой с ocimum sanctum (священным базиликом), незначительно превосходя другие адаптогены; также эти два вещества способны нормализовать изменения при окислительном стрессе в степени, которая коррелирует с удалением кадмия из организма. Ашваганда показала защитные свойства от нитрата свинца (где принимался 80% метановый экстракт в дозировке 200-500 мг на кг наряду со свинцом; наблюдается снижется гематологической и печёночной токсичности).55) Ашваганда способна снизить минеральное бионакопление в организме при пероральном употреблении, и мощь (среди адаптогенов) является сравнимой со священным базиликом.

Фаза II ферментного взаимодействия

Гемоксигеназа 1 (ГО-1) – это антиоксидантный белок, чувствительный к окислительно-восстановительному потенциалу, который работает за счёт высвобождения газотрансмиттера монооксида углерода.56) В печёночных тканях, как отмечается, 100 мг ашваганды (экстракт корня) на кг массы тела не смог изменить концентрацию ГО-1, хотя увеличение экспрессии ГО-1 в ответ на гамма-облучение было выявлено на 45,6% выше, чем при контрольных замерах;57) эта повышенная реактивность сопровождается полной отменой окислительных изменений, таких как MDA, глутанион, SOD, каталаза и значительным ослаблением повреждения ДНК. Кроме того, отмечается, что ашваганда (так же, как и брахми вместе с катехинами зелёного чая) не показала индуцирования в изолизованных клетках (нейробластомы и поджелудочной железы); усиление индукции HO-1 отмечается при использовании куркумина и / или силимарина (из расторопши пятнистой).58) Ашваганда, по-видимому, усиливает способность прооксидантнов (включая горметические добавки, наносящие окислительный вред окружающей среде) в вызове индукции HO-1 через Nrf2 / Are, но, сам по себе, она не влияет на работу этого механизма. В практических ситуациях, за счёт окислительного повреждения окружающей среды, она будет оказывать эффект, аналогичный индукции HO-1.

Продолжительность жизни

Обоснование

Витанон способен подавлять P21WAF1 в нормальных фибропластных клетках (TIG-1, MRC5, WI38) за счёт подавления P53,59) несмотря на повышение уровня p53 в раковых клетках;60) за счёт положительного влияния P21WAF1 на скорость старения в нормальных клетках, 2,5 мкг на кг массы тела витанона, индуцировавшего снижение P21WAF1, вызвало увеличение 10-12-кратное увеличение, коррелирующее с увеличением продолжительности жизни клеток на 20%, отмечается не только относительное уменьшение накопленных молекулярных повреждений, которые связывают с тем, что витанон увеличивает P21WAF1, выделяется также то, что витанон отменяет действие витаферина-А. Витанон, по-видимому, подавляет P21WAF1 в клетках, а в раковых клетках увеличивает его; это, по-видимому, задерживает скорость клеточного старения при достаточно низких концентрациях.

Неврология

Механизмы

Одно исследование на крысах с использованием пентилентетразола увеличило ингибирование активности MAO-A (на 109.1%) и MAO-B (на 70.6%); гликовитанолиды ашваганды (1,13% эксракт корня) при дозировке 20-50 мг на кг были способны предотвратить эту ингибирующую активность;61) это также отмечается при использовании препарата лоразепама (500 мкг на кгг), что предполагая наличие связи с воздействием ГАМК. Выясняется возможность ингибирования ферментов MAO, что может проявлять полезную роль в предотвращении чрезмерного ингибирования MAO при сочетании различных добавок (высокий уровень ингибирования MAO предполагает проявление различных побочных эффектов); несмотря на ограниченность подтверждения этого факта, его удаётся подтвердить пока что in vivo.

Холинергическая нейротрансмиссия

В отношении фермента ацетилхолинэстеразы витанолид напрямую влияет ингибирующим образом на ацетилхолинэстеразу (молекулярный докинг на Thr78, Trp81, Ser120 и His442), который отмечается in vitro с показателем IC50, равным 84,0+/-1,5 мкм (сильнее, чем 5β,6β-эпокси-4β,17α,27-тригидрокси-1-оксовита-2,24-диэнолид и 5β,6β-эпокси-4β-гидрокси-1-оксовита-2,14,24-триэнолид при 161,5 мкм и 124,0 мкм соответственно, но слабее, чем 6α,7α-эпокси-5α,20β-дигидрокси-1-оксовита-2,24-диэнолид при 50 мкм).62) Инъекция в 40 мг на кг смеси алкалоидов (на половину - витанолид А и на половину - ситоинзиды), как отмечается, может влиять на ацетилхолинэстеразу небольшим увеличением активности в боковой перегородке и бледном шаре головном мозге, снижение активности (показатель ингибирования) отмечается в базальных ядрах переднего мозга. При употреблении мышами 100 мг водного экстракта на кг массы тела отмечается незначительное снижение активности ацетилхолинэстеразы по сравнению с контрольным замером (примерно 10%). Витанолид А напрямую молекулярно состыковывается с ацетилхолинэстеразой, где может подвергать ингибированию свои функции, но требуемая для ингибирования активности фермента является очень высокой и не может восполняться при пероральном употреблении этих молекул; несмотря на это, базовый водный экстракт корня показал умеренную ингибирующую активность у грызунов. Употребление 100 мг водного экстракта корня ашваганды на кг массы тела в течение месяца наряду с неврологическим окислительным токсином (пропоксуром, пестицидом63)) привело к значительному ослаблению нарушений в памяти, но это не связано с практическими изменениями показателей ацетилхолинэстеразы (пропоксур, как известно, снижает её активность). Инъекции ашваганды (40 мг алкалоидов на кг массы тела; половиной из которых был витанолид А) усилили связывание рецептора M1 в некоторых участках головного мозга (боковой и медиальной перегородке), в то время как усиление связывания рецептора M2 в других участках головного мозга (поясной, грушевидной, теменной и ретроспленальной коре головного мозга); в случае с лобной корой отмечается улучшение в обоих случаях. Также может отмечаться положительная модуляция холинергического воздействия на уровне рецепторов, связанных с биоактивными веществами ашваганды, но практическая ценность этой информации при пероральном употреблении пока что неизвестна.

Глутаминовая нейтротрансмиссия

Относительно небольшая концентрация этанолового экстракта ашваганды (400 нг на мл) способна вызывать деполяризацию нейронов, вторичную с усилению воздействия рецепторов NMDA, в частности, за счёт глицин-связывающих рецепторов NMDA, которая частично ингибируется за счёт блокирования этих рецепторов.64) Глутаматные рецепторы NMDA и AMPA, которые, как кажется, не могут подвергаться изменениям при системном употреблении биоактивных веществ ашваганды (витаферина А и ситоиндозидов), хотя у эпилептических крыс как ашваганда (100 мг на кг массы тела) и отдельно витанолид А (100 мкг на кг массы тела) могут снижать аномальное повышение глутамата (мощь схожа с таковой у карбамазепина), действуя частично с целью нормализации побочных изменений в рецепторах AMPA. Защитный эффект распространяется на рецепторы NMDA. Этаноловый экстракт, по-видимому, усиливает воздействие NDA за счёт взаимодействия при связывании с глицином, хотя это не влияет на изменение глутаминовых рецепторов, это также может нести сохраняющий эффект, вторичный по отношению к общей нейропротекции. Глиома и модели нейронных клеток (RA, дифференцированные на C665) и IMR-3266)) с учётом 0,01% культуры водного экстракта ашваганды и глутаматовой эксайтотоксичности ведут к проявлению защитных эффектов ашваганды по отношению с клеточной морфологии и биомаркёрам гибели клеток, что может быть связано с ранее отмеченным увеличением концентраций глутаниона в клетках, подвергшихся воздействию ашваганды, или за счёт предотвращения окисления индуцированных изменений в рецепторах NMDA (которые предрасполагают к клеткам глутамат-индуцированного окислительного стресса), хотя предотвращение окислительно индуцированных изменений в Hsp70 является жизненно необходимым. По-видимому, ашваганда проявляет нейропротекторные свойства против глутамат-индуцированной нейротоксичности, хотя неясно, какие механизмы на это влияют и какие молекулы ашваганды участвуют в этом процессе.

ГАМК нейтротрансмиссия

ГАМКА-рецепторы являются подклассом ГАМК-рецепторов, которые вызывает приток хлорида в нейроне,67) схожий с глицинергическим воздействием (через рецепторы глицина), которые действуют с целью подавления способности нейронов вызывать дальнейшую реакцию. ГАМКВ-рецепторы являются рецепторами, связанными с G-белками. Ашваганда, по-видимому, участвует в передаче сигналов через ГАМКА-рецепторы, что благотворно влияет на сон; эффект может предотвращаться на фоне активации ГАМКА-антагонистов и усиливаться с помощью ГАМКА-агонистами,68) способность ашваганды усиливать ГАМКА воздействие за счёт диазепама было отмечено уже при 5 мкг его метанольного экстракта и 100-200 мг на кг массы тела при пероральном употреблении ашваганды мышами. Действие через ГАМКА-рецепторы обосновывает способность 400 нг на мл метанольного экстракта высвобождать GnRH.69) Это усиление воздействия ГАМКА совпадает с таковым у растения шлемника байкальского, и когда отмечалось, что ашваганда препятствует связыванию ГАМК с рецептором (5 мкг вызывать 20% ингибирование, 1 мг вызывает 100% ингибирование), что увеличивает связывание флунитразепама (при одновременном связывании бензодиазепина). Ашваганда может усиливать своё воздействие за счёт ГАМКА-рецепторов схожим со шлемником байкальским образом, воздействуя благотворно на усиление сна, а также оказывая возможное анксиолитическое действие.

Дофаминергическая нейтротрансмиссия

Несмотря на наличие частичных остатков дофаминергических нейроаминов в головном мозге крыс после употребление дофаминергического токсина (6-OHDA) в концентрации 25-60%, 100-300 мг на кг массы тела перорального употребления экстракта корня ашваганды ежедневно в течение трёх недель не повлияло на уровни этих нейромедиаторов.70) В отношении связывания спиперона с рецепторами D2, которые увеличились после употребления 6-OHDA, 100-300 мг ашваганды на кг массы тела может ослабить увеличенное связывание, отмеченное при токсичности, без изменения способностей связывания этих рецепторов.

Адренегическая нейротрансмиссия

Антидепрессантный эффект ашваганды, по-видимому, может блокироваться при предварительном употреблении празосина (общий блокиратор альфа-адренергических рецепторов),71) в то время как депрессивные симптомы, индуцированные клофелином (альфа2 и имидазолиновый агонист) и резерпином (деплетер катехоламинов) были предотвращены при предварительном употреблении ашваганды в антидепрессантной дозировке, в то время как галоперидол (антагонист допамина) не подвергся данному эффекту. Эти эффекты схожи с йохимбином, который может блокировать депрессивные эффекты клофелина в той же степени, что и ашваганда; йохимбин усиливает эффекты СИОЗС. Андренергическое воздействие, по-видимому, является вовлечённым в антидепрессантные эффекты ашваганды, существует также параллель в эффектах, проявляемых йохимбином. Однако пока неясно, как ашваганда проявляет эти эффекты.

Нейротрансмиссия серотонина

Употребление 100 мг корня ашваганда на кг массы тела нормальными крысами в течение восьми недель снижает воздействует 5-HT1A серотонина в ответ на агонисты, в то время как увеличивается воздействие 5-HT2. Исследование с использованием ашваганды отмечает увеличение в плазме крови серотонина у крыс в состоянии стресса наряду с проявлением антидепрессивного эффекта; этот эффект повторяется и с другими травами (клиторией тройчатой, брахми и спаржой кистевидной). Так или иначе, другое исследование на мышах в состоянии стресса отмечает, что корень ашваганды, сам по себе, является эффективным средством для предотвращения потерь серотонина (хотя не полностью), что обусловлено сокращением количества кортикостерона.72) Ашваганда может, по некоторым сведениям, увеличивать воздействие 5-HT2 рецептора при одновременном снижении воздействия 5-HT1A рецептора; всё это происходит на фоне передела и изменения воздействия серотонина. 5-HT2 рецепторы могут быть вовлечены в подавление активности nNOS в нейронах (nNOS локализуются вместе с глутаминовыми рецепторами NMDA,73) являясь вовлечёнными в процессы NMDA и эксайтотоксичнсоти), таким образом, ингибирование 5-HT2 усиливает активность nNOS, ашваганда может также усиливать воздействие этих рецепторов, снижая иммуноокрашивание nNOS после стресса. Вполне возможно, что усиленное воздействие за счёт рецепторов 5-HT2 несёт некоторые нейропротекторные эффекты, вызванные ашвагандой.

Нейропротекция

Витанолиды и ситоиндозиды VII-X могут усиливать глутанионпероксидазу, супероксиддисмутазу и каталазу в лобной коре и полосатом теле крыс после перорального приёма;74) дозировка 10-20 мг на кг имеет ту же эффективность, что и 2 мг депренила на кг массы тела. По-видимому, они также могут индуцировать антиоксидантные ферменты в головном мозге после перорального употребление, что может лежать в основе нейпротекторных свойств ашваганды. Существует цепочка событий, которые происходят после переключения серотонинергического воздействия от 5-HT1A к 5-HT2; при этих изменением подавляется nNOS (снижается формирование оксида азота), этот фермент является веществом, которое провоцирует увеличение кортикостерона и последующую потерю памяти, от которой организм предохраняет ашваганда, способствуя дополнительному блокированию выделения оксида азота. Независимо от источника, вызвавшего усиление серотонинергическое воздействие за счёт 5-HT2 рецептов, оно предотвращает чрезмерное увеличение nNOS и оксида азота, что затем приводит к предотвращению образования чрезмерно высоких уровней кортикостерона, оказывая нейпротекторный и адаптогенный эффект. Ашваганда, как было продемонстрировано, после проявления резерпин-индуцированной токсичности, вызвавшей позднюю дискинезию у мышей, в дозозависимой фрме снижает симптомы (орофациальные) поздней дискинезии. Это обратные симптомы также наблюдались и в случае галоперидол-индуцированной дискинезии,75) в обоих случаях наблюдаются положительные симптомы, вторичные к увеличенному проявлению антиоксидантных ферментов. Дофаминергические нейроны также защищаются за счёт ашваганды в период отмены морфина; этот период характеризуется значительной локализованной атрофией дофаминергических нейронов.76) Возможно, что эти индукции антиоксидантных ферментов являются вторичными по отношению к индукции гема-оксигеназы 1, которая за счёт ашваганды действует на KEAP-1, индуцируя активацию Nrf2; однако в рамках одного исследования, проведённого in vitro, с использованием отраслевого финансирования и регистрации PLoS выяснилось, что ашваганда (в частности, изолированный витанон) могла ингибировать преждевременное индуцированное окислением старение клеток за счёт индуцированной Nrf2 и антиоксидантной реакции, сохраняя уровни антиоксидантных ферментов стабильными возле базового значения, равного 10 мкм. Это индуцирование проявлялось сильнее, чем в случае с генистеином, соевым изофлавоном. Основной механизм, связанный с антиоксидантными ферментами, может опосредовать защиту от различных когнитивных заболеваний, связанных с окислительным стрессом. Это может быть индукция Nrf2, в рамках которой предполагается, что её эффекты схожи с таковыми у многих других полифенольных соединений.

Нейрогенез

Одним из аспектов нейропротективных эффектов ашваганды является её способность индуцировать нейрогенез, который, как считается, играет реабилитационную роль при когнитивных упадках.77) Несколько изолированных молекул проявили такие свойства, включая витанолид А при таких низких концентрациях как 1 мкм,78) витанозид IV и VI, а также агликон витанозида IV, известного как соминон. Витанозид IV (и его агликон соминона), как отмечается, может усиливать нейрогенез и длину аксонов нейронов при наличии фибрилл Альцгеймера (Aβ25-35), что отчасти происходит из-за его защитных эффектов против этих фибрилл. Будучи инкубированным в глиальных клетках, экстракт листьев ашваганды (800 нг на мл) и витанона (5 мкг на мл), но не витаеферин А (200 нг на мл) может содействовать дифференциации астроцитов.79) На клеточном уровне компоненты ашваганды могут индуцировать нейрогенез и предотвращать подавление нейрогенеза нейротоксинами (Aβ25-35). Концентрация, которой достаточно для проявления этого эффекта, является небольшой, достигается и при пероральном употреблении. Соминон может индуцировать расширение аксонов (максимальная эффективность при 100 нм) и дендритов (максимальная эффективность при 1 мкм), что, как считается, происходит за счёт прямого фосфорилирования рецептора RET (до 124,4% по сравнению с контрольными замерами при 1 мкм соминона), являясь при этом молекулярной мишенью для глиального нейротрофического фактора GDNF;80) это было подтверждено с помощью внутрибрюшинных инъекций соминона (10 мкм на кг массы тела; максимальная эффективная дозировка) у мышей, у которых фосфорилирование RET произошло в течение часа. Экспрессия рецептора не изменяется значительно, только его фосфорилирование, и соминон не индуцирует секрецию GDNF. Изучая BDNF (неврологический фактор роста), экстракт листьев ашваганды при 200 мг на кг массы тела, по-видимому, активирует BDNF до уровня 130% от контрольного замера у мышей при курсе употребления в течение недели. Изучая механизмы индуцированного ашвагандой нейрогенеза, соминон представляет собой прямой агонист для рецептора RET и других компонентов; ашваганда может стимулировать выработку BDNF (ещё один нейротрофический фактор мозга, который действует под воздействием различных рецепторов). У мышей, принимавших ашваганду (100-300 мг на кг массы тела) перорально до сколопамин индуцированной амнезии, снижения BDNF и GFAP при этой болезни были сокращены на половину, восстановившись полностью при достижении дозировки в 200-300 мг на кг массы тела, BDNF увеличился на половину по сравнению с контрольными замерами, несмотря на присутствие сколопамина, GFAP лишь нормализовался. Пероральное употребление 200 мг ашваганды на кг массы тела (экстракт листьев; имеет более высокий уровень стероидных лактонов, чем экстракт корня) может полностью перебить воздействие сколопамина, который индуцирует снижение BDNF.

Инсульт и оксигенация

У крыс, которые предварительное употребляли ашваганду (водно-спиртовые экстракты в количестве 1000 мг на кг массы тела пеоррально) в течение 15-30 дней до инсульта, добавка смогла в степени, зависимой от продолжительности употребления, сохранить двигательные функции после инсульта, оценённые с помощью теста замыкания футов (на 40-68%), теста рукоятки (50% снижение с восстановлением на 33%), ротарод-тест (на 54-70%) со статистической значимостью спустя 30 дней, помимо улучшений физических функций, отмечается более низкое окисление липидов и неврологическое повреждение.81)

Стресс и тревога

Ашваганды известна в качестве адаптогена за счёт наличия в нём витанолидных адаптогенов (например, на это влияет витанозид IV в большей степени, чем витаферин А).82) Адаптогены могут снижать восприятие стресса, в то время как как их механизмы недостаточно изучены; в случае с ашвагандой это может быть связано с предотвращением индуцированного стрессом увеличения NADPH диафосфоразы (например, nNOS[155][156]), который может быть связан с сохранением снижения в его негативных регуляторах (серотонине), предохраняя положительные регуляторы (кортикостерон, глутамат) от увеличения во время стресса. Ашваганда обладает выраженным антистрессовым действием, этот антистрессовый эффект может быть связан с воздействием кортикостерона и подавлением возбуждения нейронов (nNOS и глутамата) в ответ на стресс. Отмечается также снижение эффекта тревожности, вторичного к антистрессовому эффекта, но, возможно, этому присущи и другие факторы (серотонинергическое и ГАМК воздействие). Изучая корни ашваганды, 70% этаноловый экстракт корней (9,23% выход), который разделён на водные фракции (1,43% выход), содержит главные биоактивные вещества; дозировка в 12,5-100 мг на кг способна увеличивать выносливость во время плавания (на 35,03-93,68%), снижать напряжение, оценённое при язве желудка (защита 12-58% от плавательного и неподвижного стресса). Окисление в таких органах, как печень, значительно снижается,83) и, сравнивая с женьшенем (100 мг на кг массы тела), отмечается, что в условиях хронического стресса 25-50 мг экстракта ашваганды (витанолида гликозида) на кг массы тела были незначительно более эффективными при снижении стрессовых биомаркёров. Базовый водный экстракт корня также показывает эффективность при одноразовом приёме при дозировке в 360 мг на кг массы тела. Отмечается также значительный эффект снижения усталости при использовании rotarod-теста (баланс сил тестировался сразу после стрессовой нагрузки в плавательном тесте), где 100 мг экстракта на кг массы тела моментально снимали усталость от стресса, в то время как спустя 30 минут любая дозировка от 25 до 100 мг на кг массы тела была эффективной. Ашваганда включает в свой состав антистрессовый компонент, который лежит в основе адаптогенных свойств; с этим фактом связывают снижение циркуляции кортизола (см. раздел о гормонах кортикостероидах) и улучшение физического функционирования в условиях психологического стресса. 20-50 мг витанолидных гликозидов на кг массы тела (1,13% выход из корня) в течение пяти дней смог увеличить социальное взаимодействие крыс; эта дозировка не повлияла на локомоцию. Стандартна дозировка базового экстракта корня (100-500 мг на кг массы тела) также является эффективной для социально изолированных крыс, более низкие, близкие к эффективным дозировки усиливают эффекты диазепама. У людей в состоянии стресса 300 мг ашваганды ежедневно в течение 60 дней приводили к улучшениям социального функционирования по оценке анкеты-28 общего состояния здоровья, которая отмечает снижение на 68,1% в «социальной дисфункции» (в случае с плацебо отмечается рост на 3,7%). Интересно, что использование ашваганды в качестве адъюванта (2000 мг трижды в день) в пациентов с раком привело к улучшениям в социальной и романтической функциональности и благополучии.84) Касательно социального взаимодействия (механизм, связанный с серотониновой нейротрансмиссией и тревогой), Ашваганда может содействовать социальному взаимодействию, смягчая негативные последствия, оказываемые на социальную функцию. У крыс, принимавших 20-50 мг витанолидного гликозида (1,13% сухой массы корня; ежедневный приём в течение пяти дней до проведения теста в крестообразном лабиринте) перорально на кг массы тела сравним в 500 мкг лоразепама (бензодиазепин) на кг массы тела в снижении тревожности. Схожая мощь диазепама прослеживается и в случае низких дозировок ашваганды, также отмечается в случае совместного использования относительно усиления успокаивающего действия алкоголя,85) который дейсвует за счёт воздействия ГАМК. Стандартные дозировки ашваганды, как известно, обладают анксиолитическим действием, вторичным к воздействию ГАМК; низкие дозировки ашваганды усиливают анксиолитические свойства ГАМК; к этому относится и употребление алкоголя. У людей с хроническим нервно-психическим напряжением 300 мг ашваганды проявили значительное снижение стресса и тревоги; по шкале стресса на 44% (плацебо – на 5,5%); анкета-28 общего здоровья показала улучшение на 58-59% в сравнении с плацебо. Так или иначе, у людей со стрессом, принимавших 125-250 мг ашваганды (11,90% витанолидных гликозидов; 1,05% витаферина А; 40,25% олигосахаридов и 3,44% полисахаридов) в качестве двух разделённых дозировок в один и тот же период, проявилось значительное снижение тревоги и его сопутствующих заболеваний (забывчивость, недостаток сна и т.д.)86) 300 мг дважды в день (1,5% витанолида) наряду с консультированием и применением дыхательных техник связывают с улучшением симптомов на 56,5% (в случае с плацебо – на 30,5%); 250 мг этанолового экстракта корня ежедневно дважды в день в течение шести недель у людей с повышенной тревожностью (в основном, с общим тревожным расстройством) превзошли плацебо в снижении симптомов по рейтинговой шкале HAMA. Свойства ашваганды снижать тревожность особенно проявляются у людей, хотя эффективность ашваганды в качестве анксиолитического препарата является невысокой в случае монотерапии (при отдельном использовании для лечения тревожности); эффективность увеличивается в случае, если у субъекта наблюдается тревожность, вторичная по отношению к стрессу.

Депрессия

У животных ашваганда проявляет антидепрессивные эффекты в рамках курса, длившегося несколько недель,87) 20-50 мг витанолидных гликозидов (1,13% сухой массы корней) на кг массы тела незначительно меньше воздействовали в сравнении с 10 мг имипрамина на кг массы тела касательно снижения эффектов депрессии, уменьшая при этом неподвижность в принудительном плавательном тестировании на 30,4-44,7% в сравнении с контрольным замером. Одно исследование отмечает, что в то время как галоперидолу не удалось заблокировать антидепрессивный эффект ашваганды (это свидетельствует об отсутствии дофаминергического механизма), правозину удалось предотвратить антидепрессивный эффект, что говорит о наличии адренергическом воздействии. 50-150 мг общего экстракта корня ашваганды на кг массы тела в течение 14 дней до тестирования смогли проявить дозозависимым образом антидепрессивные эффекты у крыс с мощью, статистически сравнимой с 32-64 мг имипрамина на кг массы тела (что говорит о меньшей эффективности), в то время как комбинация низких дозировок, а именно 50 мг ашваганды на кг массы тела и 16 мг имипрамина на кг массы тела проявили себя более эффективно, чем монотерапия; данные основываются на базы теста беспомощности и плавательного теста. Это исследование также отмечает, что брахи действует синергетически с имипрамином, но менее эффективно в изолированных формах и менее эффективно, когда вместо брахми используется ашваганда;88) выяснилось также, что при использовании дозировок ашваганды, близким к эффективным (50 мг на кг массы тела), вместе с диазепамом, обнаруживается антидепрессивный эффект; синергетический эффект ещё наблюдается вместе с имипрамином (репликация) и флуоксетином СИОЗС. Ашваганда проявляет антидепрессивные эффекты и сама по себе с мощью, сравнимой с имипрамином (хотя требуется несколько большая дозировка); является крайней синергетической с остальными антидепрессантами, например, с имипрамином и флуоксетином. Эта мощь была пока что обнаружена на примере животных. У лиц с хроническим стрессом симптомы депрессии (оценённой по шкалах GHQ-28 и DASS) были снижены на 77-79,2% при употреблении 300 мг ашваганды ежедневно в рамках 60-дневного курса. Одно исследование, в ходе которого измерялись депрессивные симптомы на фоне приёма ашваганды лицами с повышенным уровнем стресса, показало значительное снижение депрессивных симптомов наряду с улучшением показателей стресса; на сегодняшний день нет исследований на основе депрессивных лиц, не находящихся в состоянии стресса.

Памяти и обучение

В исследовании антиамнезийных свойств ашваганды, ашваганда употреблялась относительно здоровыми людьми; не было выявлено увеличения формирования памяти на фоне употребления 100 мг водного экстракта корня на кг массы тела в течение одного месяца.] Ограниченные данные на основе относительно здоровых грызунах предполагают, что у ашваганды нет относительно ноотропного эффекта в отношении формирования памяти. У крыс, употреблявших скополамин для индуцирования амнезии, при приёме 50% этанолового экстракта листьев (высокое содержание витанона и витаферина А) может снижаться проявление амнезии, связанное со снижением экспрессии белка Arc в гиппокампе в лобной коре.89) Амнезийный эффект бета-амилоидных белков, по-видимому, был эффективно предотвращён при пероральном употреблении 10 умоль витанолида А на кг массы тела в течение 13-дневного курса; базовый экстракт корня может снижать амнезийный эффект гипоксии за счёт предотвращения избыточной выработки оксида азота (за счёт nNOS, который увеличивает уровни кортикостерона и потери клеточных нейронов). Анти-амнезийные эффект также отмечаются касательно стрептозотоцина, инъекции которого в сосуды головного мозга также являются примером болезни Альцгеймера. Анти-амнезийный эффект проявляется в неврологических токсинах, которые активизируются на фоне индуцирования болезни Альцгеймера; анти-амнезийный эффект проявляется за счёт витанолида А и витанона (хотя другие стероидные лактоны также могут быть активными). Повреждение гиппокампа, наблюдаемое при иммобилизации стресса у мышей, может быть частично ослаблено с помощью 20 мг гидроспиртового экстракта корня ашваганды на кг массы тела в течение месяца непосредственно до самого стресса в региона CA2 и CA3.90)

Седация и сон

Ашваганды (100-200 мг на кг массы тела) может иметь такую же мощь, как и 500 мкг диазеапама в снижении латентности сна, улучшая при этом качество сна у мышей;91) ГАМКА рецепторы являются вовлечёнными в этот процесс, так как эффекты ашваганды ингибируются за счёт антагонистов ГАМКА (пикротоксина) и усиливаются за счёт агонистов ГАМКА (мусцимола). Окислительный стресс, обнаруживаемый при нарушении сна у мышей, был обращён вспять при упореблении100-200 мг корня ашваганды на кг массы тела в течение пяти дней. Ашваганда, как полагают, улучшает сон за счёт наличия сигнального эффекта через ГАМКА-рецепторы, и так как он может быть усилен за счёт прямых агонистов ГАМКА, это будет являться усиливающим эффектом. В исследовании на крысах, не изучавшем качество сна, 3000 ашваганды на кг массы тела (выше нормальной дозировки) может индуцировать седацию у крыс, несмотря на то, что более низкие дозировки улучшают либидо, такой же эффект наблюдается при употреблении 100 мг ашваганда на кг массы тела мышей в обсессивно-компульсивным расстройством (снижение симптомов, что говорит о проявлении седации). Исследования на крысах с использованием высоких разовых дозировок ашваганды приводят к седации в качестве побочного эффекта лечения. Исследования на людях включают две контрольных группы: 1) группа «Аюрведа» с использованием нескольких трав (10 г в общем, из которых 2000 мг – это корень ашваганды; другие важные компоненты: 1000 мг филлантус эмблика, 250 мг сиды и 250 мг кукубха); 2) группа йогов. Оказалось, что потребление трав не оказало значительного эффекта на улучшение качества сна, однако окончательные выводы нельзя формулировать в силу большого количества трав.92) Одно исследование с использованием 750-1250 мг водного экстракта корня (эквивалентно 6-10 г корня) у относительно здоровых людей в 6 из 17 случаев показало улучшение сна; исследование не было анонимным. Исследования на людях, где ашваганда используется в течение всего дня (даже если не для лечения стресса) носит спорадический характер в улучшении качества сна.

Одержимость и наркомания

По крайней мере, в рамках одного исследования предполагается, что ашваганда может помочь при обсессивно-компульсивном расстройстве.93) Базируясь на предположении, что ашваганда используется для лечения «скачков настроения», исследование было проведено на мышах с нестабильным поведением (установления специальная исследовательская модель OCD94)); выяснилось, что 10-100 мг этанолового экстракта ашваганды на кг массы тела может снижать OCD-подобные симптомы; 25 и 50 мг на кг массы тела признаны самыми эффективными; 10 мг на кг массы тела не проявили никакой эффективности; 100 мг на кг массы тела связывают с седацией (анти-OCD до сих пор сохраняется). Ашваганда при 10 мг на кг массы тела была эффективной в той же степени, что и 5 мг флуоксетина на кг массы тела (оба вещества при данных дозировках не проявляют особой эффективности); однако одновременное сочетание этих двух веществ позволило предотвратить OCD-подобные эффекты; ашваганда вместе ританзерином (серотонинергический антагонист) сводит на нет эффективность каждого из веществ в отдельности; употребление ашваганды действует на OCD за счёт серотонинергических механизмов. Ашваганда может снижать навязчивое поведение, являясь синергетическим при тестировании вместе с флуоксетином. У животных с алкоголизмом, которые затем принимали корень ашваганды (200-500 мг на кг массы тела), отмечается увеличение устойчивости к конвульсиям; у крыс, перенёсших отмену алкоголя при приёме высоких дозировок ашваганды (200 мг на кг не были признаны эффективными), 500 мг на кг массы тела проявили антидепрессивные и анксиолитические эффекты, что сопоставимо с эффективностью 1 мг диазепама на кг массы тела.

:Tags

Читать еще: Колурацетам , Мордовник , Морфин , Паэдерия (Paederia foetida) , Фактор IX ,

Список использованной литературы:


1) Widodo N, et al. Selective killing of cancer cells by leaf extract of Ashwagandha: components, activity and pathway analyses. Cancer Lett. (2008)
2) Dhuley JN. Adaptogenic and cardioprotective action of ashwagandha in rats and frogs. J Ethnopharmacol. (2000)
3) Baliga MS, et al. Rasayana Drugs From the Ayurvedic System of Medicine as Possible Radioprotective Agents in Cancer Treatment. Integr Cancer Ther. (2013
4) Deocaris CC, et al. Merger of ayurveda and tissue culture-based functional genomics: inspirations from systems biology. J Transl Med. (2008)
5) [No authors listed. Monograph. Withania somnifera. Altern Med Rev. (2004)
6) Chatterjee S, et al. Comprehensive metabolic fingerprinting of Withania somnifera leaf and root extracts. Phytochemistry. (2010)
7) Namdeo AG, et al. Metabolic characterization of Withania somnifera from different regions of India using NMR spectroscopy. Planta Med. (2011)
8) Zhao J, et al. Withanolide derivatives from the roots of Withania somnifera and their neurite outgrowth activities. Chem Pharm Bull (Tokyo). (2002)
9) Choudhary MI, et al. Chlorinated and diepoxy withanolides from Withania somnifera and their cytotoxic effects against human lung cancer cell line. Phytochemistry. (2010)
10) Pramanick S, et al. Withanolide Z, a new chlorinated withanolide from Withania somnifera. Planta Med. (2008)
11) Mishra LC, Singh BB, Dagenais S. Scientific basis for the therapeutic use of Withania somnifera (ashwagandha): a review. Altern Med Rev. (2000)
12) Ganzera M, Choudhary MI, Khan IA. Quantitative HPLC analysis of withanolides in Withania somnifera. Fitoterapia. (2003)
13) Mulabagal V, et al. Withanolide sulfoxide from Aswagandha roots inhibits nuclear transcription factor-kappa-B, cyclooxygenase and tumor cell proliferation. Phytother Res. (2009)
14) Misra L, et al. Unusually sulfated and oxygenated steroids from Withania somnifera. Phytochemistry. (2005)
15) Alam N, et al. High catechin concentrations detected in Withania somnifera (ashwagandha) by high performance liquid chromatography analysis. BMC Complement Altern Med. (2011)
16) Misra L, et al. 1,4-Dioxane and ergosterol derivatives from Withania somnifera roots. J Asian Nat Prod Res. (2012)
17) Withanolides from Withania somnifera roots
18) Girish KS, et al. Antimicrobial properties of a non-toxic glycoprotein (WSG) from Withania somnifera (Ashwagandha). J Basic Microbiol. (2006)
19) Chen LX, He H, Qiu F. Natural withanolides: an overview. Nat Prod Rep. (2011)
20) Udayakumar R, et al. Hypoglycaemic and hypolipidaemic effects of Withania somnifera root and leaf extracts on alloxan-induced diabetic rats. Int J Mol Sci. (2009)
21) Malik F, et al. A standardized root extract of Withania somnifera and its major constituent withanolide-A elicit humoral and cell-mediated immune responses by up regulation of Th1-dominant polarization in BALB/c mice. Life Sci. (2007)
22) Yang Z, et al. Withania somnifera Root Extract Inhibits Mammary Cancer Metastasis and Epithelial to Mesenchymal Transition. PLoS One. (2013)
23) Shreevathsa M, Ravishankar B, Dwivedi R. Anti depressant activity of Mamsyadi Kwatha: An Ayurvedic compound formulation. Ayu. (2013)
24) Yokota Y, et al. Development of withaferin A analogs as probes of angiogenesis. Bioorg Med Chem Lett. (2006)
25) Bargagna-Mohan P, et al. The tumor inhibitor and antiangiogenic agent withaferin A targets the intermediate filament protein vimentin. Chem Biol. (2007)
26) Li QF, et al. Critical role of vimentin phosphorylation at Ser-56 by p21-activated kinase in vimentin cytoskeleton signaling. J Biol Chem. (2006)
27) Lahat G, et al. Vimentin is a novel anti-cancer therapeutic target; insights from in vitro and in vivo mice xenograft studies. PLoS One. (2010)
28) Grin B, et al. Withaferin a alters intermediate filament organization, cell shape and behavior. PLoS One. (2012)
29) Karin M, Delhase M. The I kappa B kinase (IKK) and NF-kappa B: key elements of proinflammatory signalling. Semin Immunol. (2000)
30) Ghosh S, Karin M. Missing pieces in the NF-kappaB puzzle. Cell. (2002)
31) Rushe M, et al. Structure of a NEMO/IKK-associating domain reveals architecture of the interaction site. Structure. (2008)
32) Kaileh M, et al. Withaferin a strongly elicits IkappaB kinase beta hyperphosphorylation concomitant with potent inhibition of its kinase activity. J Biol Chem. (2007)
33) Na HK, Surh YJ. Transcriptional regulation via cysteine thiol modification: a novel molecular strategy for chemoprevention and cytoprotection. Mol Carcinog. (2006)
34) Yang H, Shi G, Dou QP. The tumor proteasome is a primary target for the natural anticancer compound Withaferin A isolated from «Indian winter cherry». Mol Pharmacol. (2007)
35) Yang H, et al. Celastrol, a triterpene extracted from the Chinese «Thunder of God Vine,» is a potent proteasome inhibitor and suppresses human prostate cancer growth in nude mice. Cancer Res. (2006)
36) Khedgikar V, et al. Withaferin A: a proteasomal inhibitor promotes healing after injury and exerts anabolic effect on osteoporotic bone. Cell Death Dis. (2013)
37) Liu J, et al. Impairment of the ubiquitin-proteasome system in desminopathy mouse hearts. FASEB J. (2006)
38) Wadegaonkar VP, Wadegaonkar PA. Withanone as an inhibitor of survivin: A potential drug candidate for cancer therapy. J Biotechnol. (2013)
39) Kaul SC, Deocaris CC, Wadhwa R. Three faces of mortalin: a housekeeper, guardian and killer. Exp Gerontol. (2007)
40) Wadhwa R, et al. Upregulation of mortalin/mthsp70/Grp75 contributes to human carcinogenesis. Int J Cancer. (2006)
41) Grover A, et al. Withanone binds to mortalin and abrogates mortalin-p53 complex: computational and experimental evidence. Int J Biochem Cell Biol. (2012)
42) Tsai MY, et al. A Ran signalling pathway mediated by the mitotic kinase Aurora A in spindle assembly. Nat Cell Biol. (2003)
43) Tanaka T, et al. Centrosomal kinase AIK1 is overexpressed in invasive ductal carcinoma of the breast. Cancer Res. (1999)
44) Grover A, et al. Ashwagandha derived withanone targets TPX2-Aurora A complex: computational and experimental evidence to its anticancer activity. PLoS One. (2012)
45) Zhao B, et al. Modulation of kinase-inhibitor interactions by auxiliary protein binding: crystallography studies on Aurora A interactions with VX-680 and with TPX2. Protein Sci. (2008)
46) Grover A, et al. Blocking protein kinase C signaling pathway: mechanistic insights into the anti-leishmanial activity of prospective herbal drugs from Withania somnifera. BMC Genomics. (2012)
47) Nakajima H, et al. An Extract of Withania somnifera Attenuates Endothelin-1-stimulated Pigmentation in Human Epidermal Equivalents through the Interruption of PKC Activity Within Melanocytes. Phytother Res. (2012)
48) Young JC, et al. Pathways of chaperone-mediated protein folding in the cytosol. Nat Rev Mol Cell Biol. (2004)
49) Kamal A, Boehm MF, Burrows FJ. Therapeutic and diagnostic implications of Hsp90 activation. Trends Mol Med. (2004)
50) Powers MV, Workman P. Inhibitors of the heat shock response: biology and pharmacology. FEBS Lett. (2007)
51) Neckers L. Development of small molecule Hsp90 inhibitors: utilizing both forward and reverse chemical genomics for drug identification. Curr Med Chem. (2003)
52) Gray PJ Jr, et al. Targeting the oncogene and kinome chaperone CDC37. Nat Rev Cancer. (2008)
53) Patil D, et al. Determination of withaferin A and withanolide A in mice plasma using high-performance liquid chromatography-tandem mass spectrometry: application to pharmacokinetics after oral administration of Withania somnifera aqueous extract. J Pharm Biomed Anal. (2013)
54) Bharavi K, et al. Prevention of cadmium bioaccumulation by herbal adaptogens. Indian J Pharmacol. (2011)
55) Sharma V, Sharma S, Pracheta. Protective effect of Withania somnifera roots extract on hematoserological profiles against lead nitrate-induced toxicity in mice. Indian J Biochem Biophys. (2012)
56) Otterbein LE, et al. Heme oxygenase-1 and carbon monoxide modulate DNA repair through ataxia-telangiectasia mutated (ATM) protein. Proc Natl Acad Sci U S A. (2011)
57) Hosny Mansour H, Farouk Hafez H. Protective effect of Withania somnifera against radiation-induced hepatotoxicity in rats. Ecotoxicol Environ Saf. (2012)
58) Velmurugan K, et al. Synergistic induction of heme oxygenase-1 by the components of the antioxidant supplement Protandim. Free Radic Biol Med. (2009)
59) Widodo N, et al. Deceleration of senescence in normal human fibroblasts by withanone extracted from ashwagandha leaves. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. (2009)
60) Widodo N, et al. Selective killing of cancer cells by leaf extract of Ashwagandha: identification of a tumor-inhibitory factor and the first molecular insights to its effect. Clin Cancer Res. (2007)
61) Bhattacharya SK, et al. Anxiolytic-antidepressant activity of Withania somnifera glycowithanolides: an experimental study. Phytomedicine. (2000)
62) Choudhary MI, et al. Cholinesterase inhibiting withanolides from Withania somnifera. Chem Pharm Bull (Tokyo). (2004)
63) Seth V, et al. Lipid peroxidation, antioxidant enzymes, and glutathione redox system in blood of human poisoning with propoxur. Clin Biochem. (2000)
64) Bhattarai JP, Park SJ, Han SK. Potentiation of NMDA Receptors by Withania somnifera on Hippocampal CA1 Pyramidal Neurons. Am J Chin Med. (2013)
65) Singh J, Kaur G. Transcriptional regulation of PSA-NCAM expression by NMDA receptor activation in RA-differentiated C6 glioma cultures. Brain Res Bull. (2009)
66) Rabinovsky ED, Le WD, McManaman JL. Differential effects of neurotrophic factors on neurotransmitter development in the IMR-32 human neuroblastoma cell line. J Neurosci. (1992)
67) DeFazio RA, et al. Activation of A-type gamma-aminobutyric acid receptors excites gonadotropin-releasing hormone neurons. Mol Endocrinol. (2002)
68) Kumar A, Kalonia H. Effect of Withania somnifera on Sleep-Wake Cycle in Sleep-Disturbed Rats: Possible GABAergic Mechanism. Indian J Pharm Sci. (2008)
69) Bhattarai JP, Ah Park S, Han SK. The methanolic extract of Withania somnifera ACTS on GABAA receptors in gonadotropin releasing hormone (GnRH) neurons in mice. Phytother Res. (2010)
70) Ahmad M, et al. Neuroprotective effects of Withania somnifera on 6-hydroxydopamine induced Parkinsonism in rats. Hum Exp Toxicol. (2005)
71) Shah PC, et al. Effect of Withania somnifera on forced swimming test induced immobility in mice and its interaction with various drugs. Indian J Physiol Pharmacol. (2006)
72) Bhatnagar M, Sharma D, Salvi M. Neuroprotective effects of Withania somnifera dunal.: A possible mechanism. Neurochem Res. (2009)
73) Garthwaite J, Charles SL, Chess-Williams R. Endothelium-derived relaxing factor release on activation of NMDA receptors suggests role as intercellular messenger in the brain. Nature. (1988)
74) Chaurasia SS, Panda S, Kar A. Withania somnifera root extract in the regulation of lead-induced oxidative damage in male mouse. Pharmacol Res. (2000)
75) Naidu PS, Singh A, Kulkarni SK. Effect of Withania somnifera root extract on haloperidol-induced orofacial dyskinesia: possible mechanisms of action. J Med Food. (2003)
76) Spiga S, et al. Morphine withdrawal-induced morphological changes in the nucleus accumbens. Eur J Neurosci. (2005)
77) Tohda C, Kuboyama T, Komatsu K. Search for natural products related to regeneration of the neuronal network. Neurosignals. (2005)
78) Jana CK, et al. Synthesis of withanolide A, biological evaluation of its neuritogenic properties, and studies on secretase inhibition. Angew Chem Int Ed Engl. (2011)
79) Konar A, et al. Protective role of Ashwagandha leaf extract and its component withanone on scopolamine-induced changes in the brain and brain-derived cells. PLoS One. (2011)
80) Trupp M, et al. Functional receptor for GDNF encoded by the c-ret proto-oncogene. Nature. (1996)
81) Singh B, et al. Adaptogenic activity of a novel, withanolide-free aqueous fraction from the roots of Withania somnifera Dun. Phytother Res. (2001)
82) Kaur P, et al. A biologically active constituent of withania somnifera (ashwagandha) with antistress activity. Indian J Clin Biochem. (2001)
83) Bredt DS, et al. Nitric oxide synthase protein and mRNA are discretely localized in neuronal populations of the mammalian CNS together with NADPH diaphorase. Neuron. (1991)
84) Biswal BM, et al. Effect of Withania somnifera (Ashwagandha) on the development of chemotherapy-induced fatigue and quality of life in breast cancer patients. Integr Cancer Ther. (2013)
85) Gupta GL, Rana AC. Effect of Withania somnifera Dunal in ethanol-induced anxiolysis and withdrawal anxiety in rats. Indian J Exp Biol. (2008)
86) A standardized Withania somnifera extract significantly reduces stress-related parameters in chronically stressed humans: a double-blind, randomized, placebo-controlled study
87) Cooley K, et al. Naturopathic care for anxiety: a randomized controlled trial ISRCTN78958974. PLoS One. (2009)
88) Maity T, et al. A study on evalution of antidepressant effect of imipramine adjunct with Aswagandha and Bramhi. Nepal Med Coll J. (2011)
89) Gautam A, Wadhwa R, Thakur MK. Involvement of hippocampal Arc in amnesia and its recovery by alcoholic extract of Ashwagandha leaves. Neurobiol Learn Mem. (2013)
90) Jain S, et al. Neuroprotective effects of Withania somnifera Dunn. in hippocampal sub-regions of female albino rat. Phytother Res. (2001)
91) Kumar A, Kalonia H. Protective effect of Withania somnifera Dunal on the behavioral and biochemical alterations in sleep-disturbed mice (Grid over water suspended method). Indian J Exp Biol. (2007)
92) Manjunath NK, Telles S. Influence of Yoga and Ayurveda on self-rated sleep in a geriatric population. Indian J Med Res. (2005)
93) Kaurav BP, et al. Influence of Withania somnifera on obsessive compulsive disorder in mice. Asian Pac J Trop Med. (2012)
94) Joel D. Current animal models of obsessive compulsive disorder: a critical review. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. (2006)
  • Поддержите наш проект - обратите внимание на наших спонсоров:

  • Отправить "Ашваганда" в LiveJournal
  • Отправить "Ашваганда" в Facebook
  • Отправить "Ашваганда" в VKontakte
  • Отправить "Ашваганда" в Twitter
  • Отправить "Ашваганда" в Odnoklassniki
  • Отправить "Ашваганда" в MoiMir
  • Отправить "Ашваганда" в Google
  • Отправить "Ашваганда" в myAOL
ашваганда.txt · Последние изменения: 2015/09/25 17:52 (внешнее изменение)